Печать
…И снова Горный Алтай в пространстве художественного текста («Земное притяжение» Татьяны Устиновой)

Современные российские писатели, завороженные сказками туристических реклам, по доброй ли воле или по необходимости иногда оказываются в Республике Алтай, и потом наш регион по всем законам художественного творчества начинает жить самостоятельной жизнью в их произведениях.

Помните, Эдуард Лимонов - оппозиционер в политике, скандалист в искусстве, в «Книге воды» (2002), жанр которой критика определяет термином «композиция», представил нас читателю географически как центр Азии, цивилизационно - как «нетронутую Америку»?

…И снова Горный Алтай в пространстве художественного текста («Земное притяжение» Татьяны Устиновой)

«Река Кокса»

«Я давно понял, что это пейзаж из романов Фенимора Купера — нетронутая Америка, где редкие краснокожие сидят у речек в своих вигвамах. А вокруг девственные леса. На самом деле так и есть. На территории Республики Алтай нет ни одного сколько-нибудь значительного промышленного предприятия. Плотность населения здесь неуместно слабая: нули с копейками. Причем если в райцентре Усть-Кокса наберется пять или семь тысяч обитателей, то в какой-нибудь деревне Красноярке, жирно обозначенной на картах, едва ли можно наскрести полсотни стариков. Волков, медведей и особенно маралов наверняка живет в Республике Алтай большее количество, чем человеков…».

«Баня на заимке Пирогова / в горах Алтая»

«Это так далеко, что подавляющее большинство населения России не знает, где это. Это пуп Азии, если от Новосибирска, то это все время на юг, в общей сложности тысячу, наверное, километров. Это мир девственных лесов и диких гор, где трясутся на лошадках узкоглазые охотники с карабинами за плечами».

А Владимир Сорокин, «возмутитель гуманитарного спокойствия», в романе фэнтези «Теллурия»(2013), действие в котором разворачивается в недалеком будущем, разместил в горах Алтая республику, в которой изготовляют наркотические гвозди для забивания в голову.

ХХVII

«…В 2022 году в горах Алтая близ селения Турочак китайскими археологами был обнаружен древний храм зороастрийцев, основанный в IV веке до нашей эры на месторождении самородного теллура…»

XXIII

«…Президент Республики Теллурия Жан-Франсуа Трокар проснулся поздним июльским утром в своем дворце L’Edelweiss Noir, возвышающемся на южном склоне горы Кадын-Бажы, венчающей Алтайские горы. Здесь, в горах, Трокар всегда вставал поздно, наверно, потому, что летнее солнце, выбравшись из-за заснеженной восточной вершины, дотягивалось до окон дворца не раньше одиннадцати. А может, еще и потому, что сон в горах был неизменно глубоким и спокойным, как ледники Белой горы, и, как пяти горным рекам из этих ледников, из него так не хотелось выходить…».

Более обстоятельно к созданию образа горного пространства в детективном романе «Земное притяжение» (2018) подошла Татьяна Устинова, позиционируемая в издательских проектах как «первая среди лучших». В соцсетях она неоднократно говорила о своей поездке на Алтай.

В её романе в Горном Алтае, в безымянном селении на 300 дворов километрах в 70-ти от Горно-Алтайска, живет законспирированный офицер ГРУ Джахан, хрупкая женщина, которая всеми силами поддерживает свою легенду и внушает окружающим благоговейный трепет как последняя в округе шаманка, умеющая говорить с духами. Бывавшая в Усть-Коксинском районе Устинова создает традиционные пейзажи высокогорья, на фоне которых эта её героиня отдыхает после выполнения служебных задач или после лечения местного населения.

В этой беспросветной глуши героине приходится ездить на поезде за копченой колбасой в Барнаул, выписывать удобный диван из Москвы, стоять в очереди за барнаульской мукой…

Молодая мать-местная жительница обращается к ней за помощью, потому что «лесной дух» вселил в сына болезнь за то, что женщина не помолилась на перевале… И приходится Джахан лечить ребенка (у того просто режутся зубки) - «Жители Горного Алтая привыкли обходиться своими силами – чудодейственными травами, настойками и молитвами. Медицина сильнее молитв, но здесь нет никакой медицины!» (с. 26), зато здесь «…тишина и какой суровый покой! Здесь почти нет людей, машин, дорог, зато есть планета Земля в том самом виде, в котором когда-то её создал Бог. Или духи…»

«Джахан шла и размышляла: вроде и работа есть – почти все односельчане трудились в мараловых заповедниках, в пекарне, в котельной, очень хорошая работа, выгодная. И денежки платят – и пенсионерам, и учителям, и почтальонам, всем, кто на государство работает - понемного, но платят!.. Алтайцы, коренное население, разобрав выделенные гектары, снова принялись разводить скот – местные молочные породы когда-то знамениты были не только в России. Все есть, только жизни нету…» (с. 288)

Прочитав с пристрастием сцены детектива, действие которых разворачивается в Горном Алтае, каждый из нас можем задать себе вопрос, какая поэтическая формула образа Алтая до сих пор определяет внешний взгляд на наше пространство – формула философа А.С. Хомякова («Киев»,1841):

Дик и страшен верх Алтая,

Вечен блеск его снегов..»

или формула сибирского поэта Г.А. Вяткина «Дик и чуден Алтай» («Бобырган», 1916).

Т.П. Шастина, методист научно-методического отдела

Категория: Новости
520